>>Главная>Статьи>Общество>Окно Овертона

 

Джозеф П. Овертон (1960-2003), старший вице-президент центра общественной политики Mackinac Center. Погиб в авиакатастрофе. Сформулировал модель изменения представления проблемы в общественном мнении, посмертно названную «Окном Овертона».


Суть модели заключается в легализации любой чуждой обществу идеи, сколь бы презренной и скандальной она  ни была. Идею можно ввести в общественное сознание и даже закрепить законодательно.


Технология Окна Овертона это – типичная манипуляционная технология целенаправленного психологического воздействия на сознание человека или группы людей.  Она основана на некритическом (и часто неосознанном) восприятии информации,  и внешнем принуждении объекта манипуляции к совершению какого – либо действия или  к выбору какой-либо позиции таким образом, что у него создается видимость самостоятельного выбора.
 

Вот, как это происходит:


Для каждой идеи или проблемы в обществе открыто некое окно возможностей. В пределах этого окна идеи или проблемы считаются приемлемыми для морального и политического состояния общества. Они приняты обществом как некие морально-этические рамки.  В этих рамках можно рассуждать и действовать. Постепенный сдвиг окна Овертона – сдвиг рамок и негласных законов, позволяет необратимо изменять границы дозволенного обществом. Снимаются сначала информационные, а затем нравственные табу. И это есть однозначно - технология растления человечества.


ТАБУ  В научном понимании табу -  это религиозный запрет,  моральная норма, всеобъемлющая система ограничений, возникшие в традиционных обществах Табу держится на авторитете неких высших сил. Оно до сих пор лежит в основе регулирующей социальной структуры, хотя сегодня под табу мы понимаем любое запретное деяние, которое карается скорее не законом, а  общественным отвержением или порицанием.  Нельзя говорить плохо об умерших, например. Без табу, категорических запретов, влекущих за собой суровые кары – будь то смерть, религиозное проклятие или, как минимум, общественное презрение и брезгливость, – развитие человеческой цивилизации было бы попросту невозможно. Отсутствие табу означает вседозволенность, на современном жаргоне – беспредел. Манипулируя общественным мнением, вытесняя табу из общественного сознания, технологи окна Овертона  изменяют социальную реальность в сторону деградации и разрушения. С точки зрения глубинной психологии, табу, укоренённые в Сверх-Я,  – это моральные установки человека.  Потому табу необходимый  предшественник Совести.  Свобода от табу убивает личность, убивает душу. Не здесь и сейчас, а постепенно, но неотвратимо, как наркотик. Не мгновенно, но наверняка. Проблема ещё и в том, что  свобода от табу - постмодернистская свобода в современной цивилизации, есть убийство и самоубийство одновременно, и потому это - самое страшное стратегическое оружие массового уничтожения, чистая бомба, нацеленная на уничтожение тех, кто по слабости или глупости отказался от табу.


Технологии смены общественной морали весьма тонкие. Эффективными их делает последовательное, системное применение и незаметность для общества-жертвы самого факта воздействия. Впрочем, их рецепт не нов. Так ещё 18 Января 1832 года было зафиксировано, как итальянский масон-еврей, известный под кличкою Пикколо-Тигр, настоятельно советовал своим подельникам: «...маленькими дозами впускайте яд в избранные сердца; делайте это как бы невзначай, и вы скоро сами удивитесь полученным результатам».


Овертон описывал спектр от более свободного до менее свободного, располагая его по вертикальной оси. По мере того, как спектр сдвигается или расширяется, некая идея становится более или менее приемлемой. Его деление приемлемости общественных идей было примерно следующим:


•    Немыслимо
•    Радикально
•    Приемлемо
•    Разумно
•    Популярно
•    Правило

 

Путь от немыслимого до нормы проходится всего за пять шагов. Шаги эти обязательно приведут к желаемому результату, и будут выглядеть как естественный ход вещей. Свобода слова и толерантность современного общества –   условия успеха. Такие шаги от маргинальности к узаконенной реальности уже проделали или успешно проделывают гомосексуализм, педофилия и инцест.


Пример  «легализация каннибализма»:

Разберём на конкретном примере, как шаг за шагом общество начинает сперва обсуждать нечто неприемлемое, затем считать это уместным, а в конце концов смиряется с новым законом, закрепляющим и защищающим некогда немыслимое.
Возьмём что-то совершенно невообразимое. Допустим, каннибализм, то есть идею легализовать право граждан на поедание друг друга.
Казалось бы, на сегодня нет возможности развернуть «прямую пропаганду каннибализма» — общество встанет на дыбы. Такая ситуация означает, что проблема легализации каннибализма находится в «нулевой стадии окна возможностей» (в модели Овертона - стадия «Немыслимое»). Смоделируем, как это немыслимое будет реализовано, пройдя все стадии окна возможностей.


 ШАГ №1: «ОТ НЕМЫСЛИМОГО ДО РАДИКАЛЬНОГО» («ТЕМА АКАДЕМИЧЕСКОГО СИМПОЗИУМА. КАК ЭТО СМЕЛО!»)

 

Тема каннибализма пока ещё отвратительна и совершенно не приемлема в обществе. Рассуждать на эту тему нежелательно ни в прессе, ни, тем более, в приличной компании. Пока это немыслимое, абсурдное, запретное явление. Соответственно, первое движение Окна Овертона — перевести тему каннибализма из области немыслимого в область радикального.
«У нас ведь есть свобода слова. Ну, так почему бы не поговорить о каннибализме?»
Учёным вообще положено говорить обо всём подряд — для учёных нет запретных тем, им положено всё изучать. А раз такое дело, соберём этнологический симпозиум по теме «Экзотические обряды племён Полинезии». Обсудим на нём историю предмета, введём её в научный оборот и получим факт авторитетного высказывания о каннибализме. Видите, о людоедстве, оказывается, можно предметно поговорить и как бы остаться в пределах научной респектабельности.
Окно Овертона уже двинулось, обозначив пересмотр позиций. Тем самым обеспечив переход от непримиримо отрицательного отношения общества к отношению более позитивному.


Одновременно с околонаучной дискуссией непременно должно появиться какое-нибудь «Общество радикальных каннибалов». Хотя оно будет представлено лишь в интернете — радикальных каннибалов непременно заметят и процитируют во всех нужных СМИ.
Во-первых, это ещё один факт высказывания. А «за слово не сажают». Во-вторых, эпатирующие отморозки такого специального генезиса нужны для создания образа радикального пугала. Это будут «плохие каннибалы» в противовес другому пугалу — «фашистам, призывающим сжигать на кострах не таких, как они». Для начала достаточно публиковать рассказы о том, что думают про поедание человечины британские учёные и какие-нибудь радикальные отморозки иной природы.
Результат первого движения Окна Овертона: неприемлемая тема введена в оборот, табу десакрализовано, произошло разрушение однозначности проблемы — созданы «градации серого».


Шаг №2: ОТ РАДИКАЛЬНОГО ДО ПРИЕМЛЕМОГО (СОЗДАНИЕ И ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЭВФЕМИЗМА – ДРУГОГО НАЗВАНИЯ  АМОРАЛЬНОГО ЯВЛЕНИЯ)


Следующим шагом является перевод темы каннибализма из радикальной области в «область возможного». На этой стадии продолжают цитировать «учёных». Ведь нельзя же отворачиваться от знания про каннибализм? При этом любой, кто откажется это обсуждать, должен быть заклеймён как ханжа и лицемер. Осуждая ханжество, обязательно нужно придумать каннибализму элегантное название. Чтобы не смели всякие фашисты навешивать на инакомыслящих ярлыки со словом на букву «Ка».
Внимание! Создание эвфемизма — это очень важный момент. Для легализации немыслимой идеи необходимо подменить её подлинное название.
Происходит подмена слов с закрепленным в сознании негативом, на новые, пока ещё «нейтральные» для сознания термины. Так, к примеру, «каннибализм» исчезает из оборота, а его место заменяет слово «антропофагия». Но затем и этот термин заменят ещё раз, признав и его «оскорбительным определением». Цель выдумывания новых названий — увести суть проблемы от её обозначения, оторвать форму слова от его содержания, лишить своих идеологических противников языка. Каннибализм превращается в антропофагию, а затем в антропофилию, подобно тому, как преступник меняет фамилии и паспорта.


В качестве уже реализованного примера: подмена термина «педераст» - сначала в более широком смысле заменяется на «гомосексуалист»; затем и это определение признается «не совсем политкорректным» и вместо него широко используется уже слово «гей».
То же медицинское определение порока взрослых по отношению к мальчикам сначала подменяется на «педофила» (дословно «любящего детей»), а затем и вовсе на «влекомых к маленьким личностям» (ВМЛ). И негатив, заложенный семантикой, «размывается» и «уходит» из общественного сознания.

Параллельно с подменой слов и терминов, происходит создание опорного прецедента — исторического, мифологического, актуального или просто выдуманного, но главное — легитимированного. Его найдут или придумают как «доказательство» того, что антропофилия может быть в принципе узаконена.
«Помните легенду о самоотверженной матери, напоившей своей кровью умирающих от жажды детей?»
«А истории античных богов, поедавших вообще всех подряд — у римлян это было в порядке вещей!»
«Ну, а у более близких нам христиан, тем более, с антропофилией всё в полном порядке! Они до сих пор ритуально пьют кровь и едят плоть своего бога. Вы же не обвиняете в чём-то христианскую церковь? Да кто вы такие, чёрт вас побери?»
Главная задача вакханалии этого этапа — хотя бы частично вывести поедание людей из-под уголовного преследования. Хоть раз, хоть в какой-то исторический момент.


ШАГ №3: ОТ ПРИЕМЛЕМОГО ДО РАЦИОНАЛЬНОГО


После того как предоставлен легитимирующий прецедент, появляется возможность двигать Окно Овертона с территории возможного в область рационального. Это третий этап. На нём завершается дробление единой проблемы.
«Желание есть людей генетически заложено, это в природе человека»
«Иногда съесть человека необходимо, существуют непреодолимые обстоятельства»
«Есть люди, желающие чтобы их съели»
«Антропофилов спровоцировали!»
«Запретный плод всегда сладок»
«Свободный человек имеет право решать что ему есть»
«Не скрывайте информацию и пусть каждый поймёт, кто он — антропофил или антропофоб»
«А есть ли в антропофилии вред? Неизбежность его не доказана».


В общественном сознании искусственно создаётся «поле боя» за проблему. На крайних флангах размещают пугала — специальным образом появившихся радикальных сторонников и радикальных противников людоедства. Реальных противников — то есть нормальных людей, не желающих оставаться безразличными к проблеме растабиурования людоедства — стараются поставить в один ряд с пугалами и записать в радикальные ненавистники.
Роль пугал — активно создавать образ сумасшедших психопатов — агрессивные, фашиствующие ненавистники антропофилии, призывающие жечь заживо людоедов, жидов, коммунистов и негров. Присутствие в СМИ обеспечивают всем перечисленным, кроме реальных противников легализации.

При таком раскладе сами людоеды-«антропофилы» остаются как бы посередине между пугалами, на «территории разума», откуда со всем пафосом «здравомыслия и человечности» осуждают «фашистов всех мастей».
Прикормленная экспертократия - «учёные» и журналисты «либеральной национальности» - на этом этапе доказывают, что человечество на протяжении всей своей истории время от времени поедало друг друга, и это нормально. Теперь тему антропофилии можно переводить из области рационального, в категорию популярного. Окно Овертона движется дальше.


ШАГ №4: ОТ РАЦИОНАЛЬНОГО ДО ПОПУЛЯРНОГО («МЕРЗОСТЬ В ХОРОШЕМ СМЫСЛЕ»)


Для популяризации темы каннибализма необходимо поддержать её поп-контентом, сопрягая с историческими и мифологическими личностями, а по возможности и с современными медиаперсонами. Антропофилия массово проникает в новости и ток-шоу. Людей едят в кино широкого проката, в текстах песен и видеоклипах.

Один из приёмов популяризации называется «Оглянитесь по сторонам!»  
«Разве вы не знали, что один известный композитор — того?.. антропофил»
«А один всем известный польский сценарист — всю жизнь был антропофилом, его даже преследовали»
«А сколько их по психушкам сидело! Сколько миллионов выслали, лишили гражданства!.. Кстати, как вам новый клип Леди Гаги «Eat me, baby»?
На этом этапе разрабатываемую тему выводят в top и она начинает автономно самовоспроизводиться в массмедиа, шоубизнесе и политике.

Другой эффективный приём: суть проблемы активно забалтывают на уровне операторов информации (журналистов, ведущих телепередач, всевозможных «общественников» и т.д.), отсекая от дискуссии специалистов. Затем, в момент, когда уже всем стало скучно и обсуждение проблемы зашло в тупик, приходит специальным образом подобранный профессионал и говорит: «Господа, на самом деле всё совсем не так. И дело не в том, а вот в этом. И делать надо то-то и то-то» — и даёт тем временем весьма определённое направление, тенденциозность которого задана движением «Окна».
Для оправдания сторонников легализации используют очеловечивание преступников посредством создания им положительного образа через не сопряжённые с преступлением характеристики.  
«Это же творческие люди. Ну, съел жену и что?»
«Они искренне любят своих жертв. Ест, значит любит!»
«У антропофилов повышенный IQ и в остальном они придерживаются строгой морали»
«Антропофилы сами жертвы, их жизнь заставила»
«Их так воспитали» и т.д.
Такого рода выкрутасы — соль популярных ток-шоу: «Мы расскажем вам трагическую историю любви! Он хотел её съесть! А она лишь хотела быть съеденной! Кто мы, чтобы судить их? Быть может, это — любовь? Кто вы такие, чтобы вставать у любви на пути?!»


ШАГ №5: ОТ ПОПУЛЯРНОГО ДО ПОЛИТИКИ - «МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ»


К пятому этапу движения Окна Овертона переходят, когда тема разогрета до возможности перевести её из категории популярного в сферу актуальной политики. Начинается подготовка законодательной базы. Лоббистские группировки во власти консолидируются и выходят из тени. Публикуются социологические опросы, якобы подтверждающие высокий процент сторонников легализации каннибализма. Политики начинают катать пробные шары публичных высказываний на тему законодательного закрепления этой темы. В общественное сознание вводят новую догму — «запрещение поедания людей запрещено».
Во время последнего этапа движения Окна из категории «популярное» в «актуальную политику» общество уже сломлено. Самая живая его часть ещё как-то будет сопротивляться законодательному закреплению не так давно ещё немыслимых вещей. Но в целом уже общество сломлено. Оно уже согласилось со своим поражением.


Приняты законы, изменены (разрушены) нормы человеческого существования, далее отголосками эта тема неизбежна докатится до школ и детских садов. Значит, следующее поколение вырастет вообще без шанса на выживание. Так было с легализацией педерастии, которые теперь требуют называть себя геями). Сейчас на наших глазах Европа легализует инцест и детскую эвтаназию.
Общество может пойти дальше и совершить ШЕСТОЙ ШАГ - от нормы до преследования всех с ней несогласных. Как пример можно рассмотреть голубой бойкот олимпиады в Сочи с требованиями гомосексуального лобби, крайне влиятельного на Западе, приостановить или даже отменить в России закон о запрете пропаганды гомосексуализма.



КАК СЛОМАТЬ ТЕХНОЛОГИЮ ДЕГЕНЕРАЦИИ?


Описанное Овертоном «Окно возможностей» легче всего двигается в «толерантном», лишенном традиционной христианской морали обществе. В том обществе, у которого нет идеалов, и, как следствие, нет чёткого разделения добра и зла.
Первый и главный способ – оставаться самому человеком.
Второй способ – публично вскрывать планы и методику манипуляции сознанием. Промывка сознания – процесс длительный. «Вскрытие приёма», само пояснение, что пропагандисты использует методику «сдвигающихся окон», равнозначно тому, что поймать шулера за руку, когда он вытаскивает из рукава ещё один туз. На этом его игра заканчивается.
Кроме того, можно использовать и пошаговую стратегию. 

 
КОНТР-ШАГ №1. От немыслимого до радикального. «Ученые и эксперты обсуждают»


Не стесняться массово развертывать научные дискуссии, обсуждая, к каким мерзостям стремятся пропагандисты.


КОНТР-ШАГ №2. Подмена понятий с использованием дегенеративных эвфемизмов


Самый действенный метод противодействия – не допускать в оборот непереведенных иностранных терминов, которые несут смягчающие смыслы. Называть вещи своими именами, делая жёсткие переводы терминологии.
Максимальное упрощение цепочки словоблудий – это важнейший прием разрушения обмана. Не использование смягчающих смысл терминов (в стратегии выигрывает тот, кто устанавливает правила, имея возможность их менять).
Насмешка, выявляющая суть манипуляции методом доведения до абсурда, дав аналогичный "простой" пример. Как-то, говорят, исследователи взяли задачу по алгебре из школьного учебника 5 класса, и предложили ее решить группе испытуемых. Половине в оригинальном виде (в бассейн ведут 2 трубы, такого-то диаметра, и из него выходит одна, с такой-то пропускной способностью. Определите, за какое время бассейн объёма Х наполнится водой).

Другой половине ту же задачку переформулировали (в охладительном бассейне атомной электростанции работает 2 контура поставляющих охлаждающую жидкость в бассейн, из которого выходит одна труба ...). Выяснилось, что если оригинальную задачу решили или попытались решить практически все, то второй аналогичный вариант большая доля решать просто отказалась: "ну, мы ничего не понимаем в ядерной физике" Поэтому выдумывание эвфемизмов и новой терминологии, постоянная работа специалистов новояза, так и важна: она пересказывает очевидное 'в терминах ядерной физики'. Соответственно опрощение, огрубление, приведение той же самой цепочки рассуждений к рассуждениям о галошах и лужах в дождь - важнейший контр-прием разрушения обмана, а не просто насмешка.


КОНТР-ШАГ №3. Перевод темы невозможного в «рациональное»


Так ли рационально рациональное? На самом деле в организованном поле выдерживается строжайшая цензура и табу. Для каждой подкатегории манипулируемых своё. При этом неважно, если доводы противоречат друг другу (тем пропаганда отличается от верного мышления - она работает сочиняя "доводы за" постфактум, работая не на поиск истины, а от данной, поставленной кем-то априори "истины", под которую подгоняются "рациональные аргументы" в поддержку) ЧТО ЭТОМУ ПРОТИВОПОСТАВИТЬ? Во-первых: так ли рационально рациональное? - НЕТ, потому что в заданных вариациях на тему "кто лучше меня похвалит" ВСЕГДА ПРИСУТСТВУЮТ ТАБУ (на реальные, рациональные же доводы "против", которые всегда есть при реальной оценке вопроса или проблемы) Следовательно, мы можем ОЗВУЧИТЬ ТАБУ: Пример гомосексуализма: ключевое понятие в том, что СЕКС = РАЗМНОЖЕНИЮ, и как следствие СЕМЬЯ получает поддержку ПОТОМУ ЧТО ОНА РАСТИТ БУДУЩИХ ГРАЖДАН, которые в "традиционном национальном" государстве есть самый важный его ресурс (иначе кто будет изобретать, работать, защищать его через 10-20 лет?). Вы же играете в игру "табу", когда главное слово назвать нельзя, зато выдумывая кучу "доводов" правой рукой за левым ухом. ИТАК, ОЗВУЧИВАТЬ ТАБУ ДОВОДЯ "РАЦИОНАЛЬНОСТЬ" ДО ЦИНИЗМА.


КОНТР-ШАГ №4. «Популяризация проблемы»


Окно сдвигается - к поп-культуризации проблемы.
Метод противодействия - насмешка, доведение до абсурда.
Как правило, непосредственные «популяризаторы» сами являются носителями данного порока и очень далеко стоят от позиции большинства. Поэтому, используя все предыдущие приемы, ищется и предается гласности информация о «популяризаторах».


КОНТР-ШАГ №5. ОТ ПОПУЛЯРНОГО ДО ПОЛИТИКИ - «МЫ ЗДЕСЬ ВЛАСТЬ»


В качестве противодействия предлагать политикам начать с себя. Интересоваться (на встречах, в интервью, в вопросах на радиопередачи), как идет воплощение идей гомосексуализма или легализации наркотиков в их семьях.

Теория, близкая к «Окну Овертона» - «Спираль молчания» — теория в политологии и массовых коммуникациях, предложенная немецким политологом Элизабет Ноэль-Нойман, утверждающая, что человек с меньшей вероятностью выскажет свое мнение на ту или иную тему, если чувствует, что находится в меньшинстве, так как боится возмездия или изоляции (игнорирования).
Этот страх служит началом спирали и затем всё увеличивается. Люди пользуются так называемой «врожденной способностью», или псевдостатистическим чувством, к оцениванию общественного мнения. СМИ играют большую роль в определении того, какое мнение является доминирующим, поскольку возможности нашего прямого наблюдения ограничены маленьким процентом населения. СМИ оказывают огромное влияние на то, как изображается общественное мнение, и могут сильно влиять на индивидуальное восприятие общественного мнения, независимо от того, соответствует ли описание действительности. Ноэль-Нойман описывает спираль молчания как динамический процесс, в котором прогнозы относительно общественного мнения становятся фактом, поскольку освещение мнения большинства в СМИ становится статусом-кво, и меньшинство с меньшей вероятностью будет готово высказываться. Теория, тем не менее, распространяется только на вопросы нравственности и мнений, но не на вопросы, которые можно подтвердить или опровергнуть с помощью фактов.


Основные положения теории

 

  1.     Люди боятся быть отвергнутыми людьми из их социального окружения, что называется «страхом изоляции».
  2.     Люди постоянно наблюдают за поведением окружающих, отмечая для себя, что получает одобрение, а что — неодобрение от общества.
  3.     Люди неосознанно издают собственные угрозы изоляции, показывая сигналы одобрения или неодобрения.
  4.     Угрозы изоляции избегаются при помощи склонности воздерживаться от заявлений о чем-либо, что может, по мнению человека, вызвать возражения.
  5.     Люди больше склонны публично утверждать то, что, как они считают, будет принято положительно.
  6.     Спиральный эффект начинается, когда люди высказываются уверенно, оппозиция чувствует ещё больший страх изоляции и ещё больше убеждена в необходимости хранить молчание, так как они — в меньшинстве. Эти чувства становятся всё более интенсивными в геометрической прогрессии и с той, и с другой стороны.
  7.     Чтобы привести в действие спираль, в проблеме должна быть ощутимая нравственная составляющая.
  8.     Если есть общественный консенсус, спираль не будет активизирована. Обязательно должны иметься в наличии две противостоящие стороны.
  9.     СМИ оказывают большое влияние на этот процесс.
  10.     Страх и угроза изоляции являются подсознательными процессами.
  11.     Спираль молчания имеет власть над общественностью только ограниченное время.
  12.     Если какая-либо тема активизирует спираль молчания, это означает, что этот вопрос представляет большую угрозу общественному согласию.


Использование


Является как средством защиты, так и средством подавления. Поскольку относится только к вопросам морали, обычно вызывающим сильную эмоциональную реакцию даже у самых сдержанных людей, может быть использована для сдерживания социальной напряженности по поводу тем, вызывающих горячие споры. Хотя спираль молчания может помочь в сохранении гражданского порядка, попытки использовать ее сознательно являются, в сущности, методами манипуляции и давления.



Пример 2:


Рассмотрим две темы,  сегодня ещё эпатирующие  общественное сознание  - людоедство и тотальный технотронный контроль посредством нейропротезирования (микрочипизации).  


1 шаг. От немыслимого  до радикального.

 

Происходит снятие информационных запретов.  За основу и в оправдание берутся научные исследования по неприемлемой  пока в общественном мнении, но не закрытой для научного изучения теме.  Например, антропологические исследования людоедства и медицинские исследовании по имплантации и вживлению микрочипов. Авторитетные публичные высказывания учёных позволяют открыто начинать  околонаучные дискуссии. Тема вводится в оборот.  Вопрос нравственности или безнравственности для научной проблемы не существует.


2 шаг. От радикального до приемлемого.


Когда проблема переведена в область познания, отворачиваться от неё с презрением уже нельзя, чтобы не прослыть отсталым ханжой. Немыслимому, отвратительному явлению придумывают новые названия, которые вуалируют суть проблемы.  Людоедство, теперь названное каннибализмом, превращается в антропофагию, затем в антропофилию.
Технологии тотального электронного контроля ставятся в один в ряд с технологиями нейрокомпьютерного интерфейса и нейропротезирования, например имплантации систем искусственного зрения или слуха.
Затем находят исторические прецеденты, подтверждения и ситуационные и медицинские оправдания.


3 шаг. От приемлемого до разумного


На этом этапе окно Овертона продолжает сдвигать муссируемую уже тему из эмоциональной области в рациональную. Начинается некая информационная битва за неё. Причём выбираются и резко разводятся  радикальные сторонники и радикальные противники, как малосимпатичные крайности и пугала для нормальных людей. Причём просто не безразличных к проблеме также записывают в радикальные ненавистники. Политтехнологи, сдвигающие окно возможностей людоедства  на этом этапе доказывают закономерность и историческую необходимость каннибализма. Работающие же по теме технотронного контроля доказывают неизбежность  нейропротезирования и его  прогрессивное значение для будущей трансгуманистической цивилизации.


4 шаг. От разумного до популярного.


За тему берутся популяризаторы, масс-культура, люди искусства. Тема становится предметом ток-шоу. Её обсуждают в различных аспектах, от медицинских до духовных. Разогревают, привлекая к ней массовое внимание. Голливуд снимает фильмы. Тема становится модной. Рассуждать о ней теперь – хороший тон и признак эрудированности, свободомыслия и независимости.
Активно обсуждается психология  и интеллектуальный уровень каннибалов, способы поедания людей, взаимоотношения людоеда и жертвы и так далее.
Если речь идёт о микрочипизации и технотронном контроле, то проблема сводится исключительно к физиологическим последствиям – биологической совместимости, использованию гормонов, а также к совершенствованию технологий. Осмысляются достижения и перспективы науки, её  возможности в усилении умственных и физических способности человека, преобразовании психической сферы.  Психологические и социальные последствия – полное нарушение прав и свобод человека,  неразличение добра и зла и потеря возможности какого-либо самостоятельного выбора, вытесняются в тень и замалчиваются.


5 шаг. От популярного до нормы


Этот шаг  знаменуется  переходом проблемы в законодательную область и в сферу политики. Сторонники создают массовые организации, проводят соц. опросы, подтверждающие высокий процент  поддержки. Политики пиарятся на этой теме. Противников тут же записывают в ксенофобы или технофобы,  и уже их взгляды причисляют к одиозным, нежелательным в обществе толерантности и свободы. Чтобы усугубить одиозность, противников обвиняют  и религиозном фанатизме,  в попытках  ущемления прав, и в дискриминации инакомыслящих.

 


 

 

 

 

 

Прочитано 3632 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии